Газета Подпорожского района
Издается с 1931 года.
22 января 2020
Яндекс.Погода

Новости

Размер шрифта: ааа

Новый год у вепсов

(Из статьи И. Ю. Винокуровой «Календарные праздники и обряды вепсов») 

По древним традициям год у вепсов начинался с многодневного праздничного периода зимнего солнцестояния. Этот период (святки) имел твёрдые границы – с Рождества Христова до Крещения. В начале XVIII в. по указу Петра I началом года по официальному календарю стало 1 января. Таким образом, наступление Нового года у вепсов (как и у других христиан) по сути дела отмечалось дважды – в Рождество и в Новый год. На оба дня распространились древние обычаи и обряды, в основе которых лежала так называемая «магия первого дня»: все действия и события, происходившие в первый день Нового года, как бы распространялись на весь год. Так, на Рождество и Новый год придерживались многочисленных запретов: нельзя было отдавать посторонним чтолибо из дома (огонь, деньги, семена, соль и т. д.), «иначе весь год в хозяйстве будут убытки»; выбрасывать навоз из хлева, чтобы не обеднеть скотом и др.

От пола первого человека, посетившего дом в эти дни, зависели счастье и благополучие семьи в течение всего года. Вепсы верили, что визит мужчины – это положительный знак, а визит женщины – отрицательный.

Магия первого дня нашла отражение и в обряде «захвата воды». В первый день Рождества или Нового года каждая хозяйка старалась встать раньше всех в деревне и бежала за водой к колодцу. Вода считалась символом изобилия молочных продуктов. Вепсы верили, что тот, кто из хозяек деревни первым наберёт в новогоднюю ночь воды со льдинками, больше всех в наступающем году соберёт сметаны и сливок.

В праздники Рождества и Нового года на столе должно было быть по возможности много еды, чтобы был сытый год для обитателей дома. Обязательным блюдом рождественско-новогодней трапезы у вепсов были пряженые (жареные в масле) пироги из пшеничной муки с начинкой из толокна или посыпанные сахарным песком. Эти пироги использовались молодёжью для гаданий. С первым испечённым пирогом девушки ходили слушать под окна домов. Среди сладких пирогов один пекли с солью, это был «счастливый пирог» (ozanpirg). Если во время ужина он попадался парню или девушке, считалось, что в наступающем году им предстоит вступить в брак. В первый день Нового года относили горшок загусты на гумно и просили там одновременно Иисуса Христа, св. Михаила, «хозяев риги» и «духа зерна» принять участие в семейной трапезе. Вепсы верили, что такие действия помогут получить хороший урожай в начинающемся году.

Рождество у вепсов было более значимым, чем Новый год. Это был чисто семейный праздник с глубокими корнями, и члены семьи, уезжавшие на зимние промыслы, к Рождеству старались возвратиться домой и встретить его со своей семьёй. Рождество праздновалось более торжественно, чем Новый год, и благодаря его церковным элементам: праздничному богослужению, звону колоколов, христославлению с участием духовенства, взрослых и детей. В некоторых деревнях южных и средних вепсов (капшинских, оятских и белозерских) наряду с христославлением бытовал обряд и более древнего происхождения – колядование. Колядованием занимались дети, как правило, в канун Рождества, но у белозерских вепсов – накануне Нового года. Под окнами крестьянских изб они распевали колядки на вепсском или русском языке. В песнях содержались пожелания благополучия всей семье. Исполнители песен награждались пирогами или деньгами. Наиболее частым мотивом вепсских колядок было пожелание успехов в животноводстве.

- Kol’ada, kol’ada! Homenrastvad! Keleilepirogad? Ken andad lepöskad, Kasillevodekszivatoid! – Коляда, коляда! Утром Рождество! У кого нет пирогов? Кто даст лепешки, тому скот на весь год! 

Самым ярким явлением в святочных обрядах было ряжение, в нём участвовали и взрослые, и молодёжь, и дети. В вепсских деревнях было распространено ряжение в животных и птиц (в медведя, журавля, лошадь; реже – в курицу, барана, быка), в покойников, в различные социальнобытовые и этнические фигуры (в попа, цыгана, солдата, лесоруба, нищего). Бытовала и традиция трансвестизма-переодевания мужчин в женскую одежду и женщин – в мужскую.

Основным при ряжении было закрыть, спрятать своё лицо, его покрывали редкотканой материей или чернили сажей. Для маскарада использовали вывернутые наизнанку шубы, льняное полотно, надевали старинные рубахи с вышивками и т. п. Придя на молодёжную беседу или в крестьянский дом, ряженые иногда устраивали целые драматизированные представления на темы: «хождение вожака с медведем», «лошадь и всадники», «свадьба», «покойницкие игры» и т. д. Ряженые весело и лихо, но молча, чтобы не быть узнанными, плясали под гармонь или балалайку.

Иногда молодёжь, но не обязательно ряженая, по традиции озорничала: разбрасывала поленницы дров во дворах, разбирала изгороди, снимала ворота с петель, заваливала дровами или замораживала водой входные двери в избу, закрывала дымоход, увозила со двора за деревню дровни или строила из них баррикады на дорогах. Подобные действия некогда имели охранительный и очистительный смысл – они были направлены против нечистой силы, которая, по народным представлениям, всегда была особенно активной в переходный период, в данном случае – от старого года к новому.

В период святок, и особенно в канун Нового года и Крещения, было принято гадать. Наиболее популярными среди вепсских девушек, иногда с участием парней, были различные виды «слушаний». Слушать полагалось там, где обитала нечистая сила: на перекрёстке дорог, у изгороди, у риги, часовни, проруби, нежилого дома и т. п. Широко использовались при гаданиях вода, снег и лёд. Так, девушки ходили в святочную ночь к колодцу и по отражению в его воде гадали о будущем. Приносили оттуда воду в ковше и плескали ею на девятый венец дома: если попадешь на него – выйдешь замуж и т. п.

Святочный период заканчивался в Крещение купанием в проруби. Полагалось купаться всем ряженым, чтобы «очиститься от греха»; купались и те, кто дал «завет» (обет) сделать это за ниспослание выздоровления. С Крещения начиналось массовое проведение свадеб, оно продолжалось до масленицы.

В настоящее время Вепсские святки почти полностью вытеснены современным праздником Нового года. Самой живучей святочной традицией оказалось ряжение. В современном ряжении принимает участие обычно молодёжь, приезжающая в родные деревни на каникулы. Но ряжение значительно упростилось, в частности – исчезли традиционные костюмы и драматизированные представления. Молодежь, как и раньше, тайно от обитателей дома замораживает входные двери изб, заваливает дымоходы, раскидывает поленницы и т. д.

Sundum.

Vepsoide veroidʼme vozʼ zavodihe Sundumoišpei. Neсe aig mäni Raštvoišpei I lopihez Vederistiman peiväl.

Uden Voden da Raštvoide aigan oli äi kelʼdändoidʼ, eisa olen antta ičemoide pertišpei čürukahižile lämmoidʼ, dengoidʼ, semnidʼ, solad ei ka kaiken voden ei linne ližad. Eisa taсʼketa hered tanhovpei, miše ei hajotada živatoidʼ.

Kazliba, ken nenilʼ peivil ezmeine tuleb pertʼhe: uk – hüväks, ak – hubaks.

Uden Voden da Raštvoide ezmeižen peivän enambov ištuiba kodiš, kazvatejad nikuna ei pästtud lapsidʼ.

Oli vuv üksʼ vero – «Veden tabadez». Ezmeižen peivän kaikutte emäg libuli aigašti I jöksi lähtkele vedele. Vepsäd veruiba, mišno, kudam ezmeine oti veden jänke Uden voden öl, se keradab enamban kaikidʼ kerthud da kandatest.

Sundumode aigan somstolal tarbiž oli olda äi sondad, miše voz oleiž külleine.

Paštoiba pirgoidʼ tauknanke da saharanke. Ezmeižen pirganke neitčed käveliba kundelmaha iknoide alle. Ühten pirgan kaika tegiba solanke, nece pirg oli – ozanpirg. Putub nece pirg neitčele , hän mehele necilʼ vodel mäneb, prihale, ka se naib.

Raštvoile kaik kanz kerazihe kodiš, miše Sundumad olda ühtes.

Sundumoile peivilʼ neitčed da prihad käveliba koläduimaha, pajatiba pajoidʼ, a heile andoiba pirgad da denʼgad. Völ käveliba kulikoihe, peresobihezoi živatoihe, linduihe, čiganaha, papihe, soldataha, tuhkal voidiba rožan, miše heidʼ niken ei tundeiž. Völ norišt uradiba – valiba pinod, hädiba kuvgačüidʼ, valoiba vedel verʼjad, sovbsiba savuturun, silʼ kaičiba pertidʼ hubaspei da pahaspei.

Sundumoide aigan norišt arrboi, ani paksus kundeliba silʼ tahoilʼ, kus oli paha vägi – aidannost, tesarel, časunikoidennost, lähtkennost, elämatoinnost pertinnost. Paksus, konz arboiba, kävutiba veden, jan,lumen. Sundumad lopihezoi vedenristiman peiväl, külʼbendel lähtkes. Vedenristiman peiväspei zavodiba svadʼboita.

673 просмотров

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение:
Вернуться к списку новостей
Вверх