Газета Подпорожского района
Издается с 1931 года.
18 ноября 2019
Яндекс.Погода

Новости

Размер шрифта: ааа

За два часа до юбилея

Сборник стихов Николая Абрамова («Koumekumne koume») “Тридцать три» стал первой художественной книгой на вепсском языке. Предлагаем вашему вниманию проект по литературному краеведению, подготовленный ученицей Винницкой школы-интерната Марией Етоевой под руководством преподавателя вепсского языка Гули Поливановой, в котором рассказывается о судьбе первого вепсского поэта. (Текст приводится в сокращении).

 

Детство поэта

Николай Викторович Абрамов – мой земляк, мы родились с ним в одном краю – в Ленинградской области, в Подпорожском районе. Он учился в школе, в которой сейчас учусь я, ходил по тем же коридорам и школьным лестницам, сидел в этих же классах и даже из школьных окон нам открывался один и тот же вид – на нашу красавицу реку Оять. И, возможно, его первые стихи появились именно здесь, в стенах нашей родной школы. Ведь Николай Викторович очень любил свой край, природу и людей. А ещё нас объединяют одни вепсские корни. Николай Абрамов – коренной вепс, как и мой отец. Папа рассказывал мне, что в детстве ему бабушка напевала колыбельные песни на вепсском языке. И сейчас, приехав в родную деревню к своей маме, они обязательно говорят на вепсском языке. Впрочем, сейчас я хочу рассказать тебе не об этом.

Сестра поэта Таисия Викторовна Федотова, в девичестве Абрамова, с особой теплотой и нежностью вспоминает своего брата: «Коля был очень доверчивым, стеснительным, добрым, бесхитростным и, даже, чуточку смешным ребёнком. Помню, как однажды, когда меня отправили в магазин за хлебом, я без разрешения купила сто граммов конфет. Это были ириски «Забава» в ярких, розовых фантиках – ну как тут устоять семилетнему ребёнку! Но перед тем, как зайти домой, я спрятала кулёк с конфетами под досками на улице. Обычно под этими самыми досками мы искали червей для рыбалки, вот и в этот раз я позвала Колю за червями. Сколько же радости и удивления было у маленького брата, когда подняв с земли очередную доску, мы обнаружили там конфеты! Но вместо того, чтобы съесть их, Коля, радостный, помчался домой: «Мама, мама, смотри, сколько конфет мы нашли!» Мудрая мама укоризненно посмотрела на меня и покачала головой, ей нетрудно было догадаться, откуда появился этот сладкий «клад»! А Колиному ликованию не было предела».

Эта детская непосредственность и искренность стали отличительной чертой характера Николая Викторовича. Через все годы он пронёс в своём сердце доброту и любовь к людям. Очень бережно и трепетно он относился к своим домашним питомцам, всегда заботился о них. Он болел душой за свою родную деревню Ладва, за вепсский край, за свой малочисленный народ – его огромной любви всегда хватало на всех.

Как выпускник Винницкой школы, Николай Викторович был частым гостем на творческих вечерах в загородном лагере «Кодиранд» (краеведческая смена), на конференциях, на вечерах встречи выпускников. Являлся непременным участником регионального праздника «Древо жизни» в селе Винницы, привозил нам из Петрозаводска вепсскую газету «Кодима», свои книги, делился своими фотоработами – и это неудивительно! Николай Викторович был истинным сыном вепсского народа, старался при малейшей возможности приехать в свою родную деревеньку Ладва, затерянную среди лесов и бездорожья, навестить родных и просто земляков, отчий дом и свою старенькую маму – Марию Алексеевну.

 

Страницы биографии

В 1978 году Николай закончил Винницкую среднюю школу. Далее учился в Ленинградском типографическом техникуме, Петрозаводском государственном университете, Карельском государственном педагогическом университете – тяга к знаниям и к новому всегда присутствовали в жизни Николая Викторовича. Профессии, которые он примерял к себе, помогли, тогда ещё никому не известному, начинающему поэту расширять свой кругозор и познакомиться с новыми людьми – он наяву постигал суровую правду жизни.

Николай Викторович работал и грузчиком, и рабочим в совхозе, рамщиком на пилораме, директором сельского дома культуры, рабочим в геодезической экспедиции, фотографом, корреспондентом районной газеты «Свирские огни», собственным корреспондентом финно-угорской газеты, корреспондентом независимой частной газеты «Kodima». Последним местом работы стала Национальная библиотека республики Карелии.

Очень скромный по своей натуре человек, Николай Викторович никогда не кичился своими высокими титулами и званиями, хотя его послужной список довольно весом. С 1988 года Николай Абрамов является членом Союза писателей России, а с 2003 года – Союза журналистов России. Также он член правления Союза журналистов Республики Карелия, а на состоявшемся в августе 2010 года в Оулу XI Международном конгрессе финно-угорских писателей Николай Викторович был избран в правление Международной ассоциации финно-угорских писателей. Не удивляйся, что я так подробно рассказываю о его биографии, просто я хочу донести до тебя, мой читатель, каким же значимым человеком для вепсской литературы был Николай Викторович Абрамов. Всё его творчество пропитано правдой слова и чувства.

 

Появление на свет первых книг

Первый сборник стихов Абрамова «Koumekumne koume» («Тридцать три») вышел в 1994 году и стал первой художественной книгой на вепсском языке. В 1999 году при финансовой поддержке Финского литературного общества и финского культурного общества «Кастрена», на свет появилась вторая книга стихотворений и переводов «Kurgiden aig» («Время журавлей»). Через шесть лет в 2005 году читатели познакомились с третьим сборником поэта «Pagiškam vell’» («Поговорим, брат») на вепсском и русском языках.

2010 год. В столице Венгрии, в городе Будапеште была издана новая книга со стихами Николая Абрамова «Дважды тридцать три» на вепсском и венгерском языках, а в Таллине – уже известный сборник «Kurgiden aig» («Время журавлей») вышел на эстонском языке.

2011 год. Франция. Париж. Новый сборник стихов поэта «Leschantsdes forest» («Песни леса») выходит сразу на вепсском и французском языках. В 2013 году в СанктПетербурге вышел кириллический сборник стихов на вепсском языке «Оять-ёгенрандал...» («На берегу реки Оять»).

Поэт переводил на вепсский язык классиков мировой и русской литературы. Переводил произведения Омара Хайяма, Рабиндраната Таюра, Уильяма Шекспира, Поля Верлена, Александра Пушкина, Льва Толстого, Сергея Есенина, Николая Рубцова, Евгения Евтушенко, Владимира Высоцкого и многих других. Переводил также отрывки из эстонского народного эпоса «Калевипоэг», сказки народа Коми, стихи и прозу финно-угорских писателей России. Среди переведенных Николаем Абрамовым произведений, есть и тексты мировых рок-хитов «Yesterday» («The Beatles») и «We Are the Champions» («Queen»), которые исполняют на вепсском языке певица Анна Васильева (Юсне) и Национальный ансамбль песни и танца Карелии «Кантеле».

 

Особая грань таланта

Хотелось бы остановиться на одной небольшой грани его таланта – умения любить родину! Умения быть благодарным ей за то, что родила, взрастила, воспитала! Научила любить и верить! Научила быть искренним и преданным сыном своей земли!

Вспомним знаменитую поговорку «Иван, не помнящий родства» – чисто русское выражение, уходящее корнями в нашу историю, и отроду ему уже несколько сотен лет. Означает оно человека, не помнящего и не блюдущего традиций, не уважающего обычаи предков, отрекшегося от своего окружения. Николай Викторович – полная противоположность этой крылатой фразе. Он никогда не только не забывал свой родной вепсский край, свою малую родину – он всеми силами своей души, всем мастерством своего поэтического таланта, посредством художественной фотографии, ролями в кино, острыми репортажами и прочими средствами всегда старался прославить её, напомнить о ней, обратить взоры власть имущих на неё. Возвысить всё то, что он вкладывал в это понятие – родина.

Пусть будет вечно всё, что я люблю: и лес, и луг, и дом красивый самый…

И рано утром, если крепко сплю, пускай меня всегда разбудит мама.

Пусть будет вечно речка, что текла под самым домом, в бурной круговерти.

И запах, - мама пироги пекла, пусть будет сниться мне до самой смерти.

Пусть будут вечно ягоды в саду, хоть драть за них мальчишкам станут уши…

Чтоб хоть одну украдкой взять и скушать я и сейчас к забору подойду.

Пусть будет вечно жить девчонка та, что в школе я считал красивой самой.

Её уже зовут, наверно, мамой, но всё же это первая мечта.

Пусть будет вечно, вечно, как цветы, как самая красивая планета, то чудо, что зову я словом «ты», чудеснее чудес на свете нету…

Пусть будет вечно всё, что я люблю!

1985 год.

И не только о своей малой родине, о вепсском крае, был крик души поэта. В первую очередь он писал о людях, живущих здесь, их горестях и радостях, а порой, о бедах и очень незавидном положении. Устремляя свой взор на забытый, заброшенный вепсский край написано стихотворение «На родине».

Tactüd pertid’, jattud küläd,

Necen aigan männu igä,

Lämoi sambnu, hiled hulad

Vaiše, vilugatas pigai.

 

Minun rindhiš kibu paha

Kazvab, kuti letud sepil’.

Tägä tatad pandud maha,

Kaumad kazvahtuiba lepil’.

 

Kalliž maks om oza jugad…

Vihmas mänen kuzen alle.

Kulen – taihval letas kurged,

Tuli sügüz’ vepsan male…

Tuli sügüz’ vepsan male…

Дословно эта строка переводится, как «Пришла осень на вепсскую землю». Безусловно, под временем года поэт подразумевал нечто большее – угасание жизни в вепсских сёлах и деревнях, забывание корней, утрату родного языка. Вот как звучит авторский перевод этого стихотворения.

Дома нет... лишь только стены,

Гнёзд не вьют весною птицы.

Чую – резаные вены,

Вижу – мёртвые глазницы.

У земли иссякли силы

И рожает – только беды.

Заросли ольхой могилы,

Где лежат отцы и деды.

Плата слишком дорогая,

А могло всё быть иначе.

И земля лежит – нагая,

Журавлиным криком плачет...

 

(Продолжение следует).

870 просмотров

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение:
Вернуться к списку новостей
Вверх